Российское зерно мощной рекой уплывает за границу

Российское зерно мощной рекой уплывает за границу
За 2018 год через морские порты Краснодарского края экспорт зерновых и зернобобовых культур вырос на 23 процента и достиг 38,6 миллиона тонн.
Собственно доля нашей кубанской пшеницы, а также ячменя, кукурузы, гороха и нута — четвертая часть. Остальной груз — из других регионов и проходит транзитом.

Что это нам дает? Помимо полной загрузки портовых мощностей — больше ничего хорошего. Огромные машины с прицепами (как правило сильно перегруженные) разрушают дороги. На подъездах к портам пробки из железнодорожных составов и нескольких сотен полных вагонов. Всех накормим!
А себе оставим? Есть опасения, что могут возникнуть к лету, перед уборкой нового урожая, проблемы с фуражом для животных, а особенно — с выпечкой хлеба и других мучных изделий. Ведь сегодня, в принципе, никто не несет персональной ответственности за создание страховых запасов зерна. Главы муниципальных образований, правда, отчитались, что при потребности для края 167,1 тысячи тонн продовольственной пшеницы ее припасено 200,3 тысячи.
Вся она якобы лежит на элеваторах. Но поскольку сегодня цена на нее за границей запредельная — по 250 долларов за тонну (16,5 тысячи рублей), чего последний десяток лет не было, кое у кого из собственников зерна может дрогнуть сердце и они часть запасов отправят за рубеж.

Поэтому правительство через Россельхознадзор, как сообщил нашему корреспонденту руководитель управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Краснодарскому краю и Республике Адыгея Юрий Петров, поручило всем региональным ведомствам проверить на местах: есть ли зерно в наличии или все гладко только на бумаге?

Один знакомый председатель колхоза в беседе с журналистом «ВК Пресс» заметил, что лично у него особенно урожайные годы (каким был, к примеру, 2017-й, когда собрали по России 135,4 миллиона тонн зерна) вызывают беспокойство: как бы не было голода. И его тревога небеспочвенна.
К сожалению, кое-кто кое-где у нас порой завышает цифры не только урожайности, но, что самое опасное, валовых сборов культур, рапортуя о небывалых успехах. А когда их «за штаны берут» — списывают сельхозпродукцию на мышей, непогоду (протекла крыша склада), а кто поумнее — завышает долю рефакции до семи-восьми процентов.
Брехня до беды может довести, как это было во времена коллективизации. Комиссары рапортовали товарищу Сталину, что в амбарах хранится полновесный урожай. На самом деле там, к примеру, пять тысяч тонн пшеницы, а отчитались за десять. А великий вождь и учитель тут же дал команду: пять тысяч местным крестьянам вполне хватит, оставить им такие объемы, а пять тысяч изъять для промышленных центров. Вот так, скорее всего, и начинался голодомор на Кубани и в других краях-областях-республиках.

Не станем сильно стращать земляков. Голода не будет. Если что, Турция нам поможет. Она мукой (из кубанской пшеницы) обеспечивает полмира, особенно африканские страны. И нам, если что, подмогнет. Плохо только, что опозоримся вконец.

И еще об одном. Призывы к сельхозпроизводителям о недопустимости торговли сырьем не находят понимания. Задача-то поставлена серьезная: удвоить экспорт сельхозпродукции. А продавать по сути дела нечего — одну пшеницу с ячменем да еще растительное масло. Так что хотим того или нет, но аграрии становятся заложниками ситуации.

Федор Шатров.

comments powered by HyperComments
Лада
База
Вольная Кубань
Похожие материалы